Регистрация: 19.09.2014

Опубликовано: 29

Соавторство: 1

Рейтинг: 328

Роза Парацельса

Был в сети 2017-05-29 14:09:18

Имя:Роза Парацельса 
Город:Живой и Многомерный
Email:will-ka@mail.ru
О себе:

моя группа в контакте:http://vk.com/roza_music

Добро пожаловать :)

О Ветре, который учился летать...

Он родился ранней осенью в нескольких годах и веках одновременно, как и подобает Ветру. От рождения он знал лишь первые две буквы своего имени — Шт. В месте, где он рос, тогда только начали покрываться налетом золота листья, однако они не возгордились  новоприобретенной красотой, а голоса их сделались тише и шептали то ли вечерние молитвы, то ли  добрые сказки.  Юный Ветер любил наблюдать, как его старшие братья касаются этих листьев, чтобы разговорить деревья. Ведь всем известно, что любое уважающее себя дерево общается с миром, животными и людьми  именно благодаря своим листочкам - призывая ветер. И ветра служат растениям в   свободном и творческом танце, перелетая от одних ветвей к другим — чтобы каждая березка и каждый дуб могли сказать свое слово — в нужное время и в нужном месте. Вот почему так важно любому ветру уметь летать. И пусть у каждого своя скорость, своя высота, свое направление и  поток, но летают все — от мала до велика. И только Шт все никак не решался полететь.
Это же так просто — сделай лишь шаг, расправь крылья! - наставляли его братья.
Но Юный Ветер окидывал взглядом свое прозрачное тельце и, не видя никаких крыльев, оставался на месте, оцепеневший от страха и неуверенности. «Вот даже если получится, и я не упаду», - рассуждал он про себя, - «... Что если мне не удастся с должной силой коснуться листьев, и  по моей вине в нужный момент дерево не сможет сказать необходимого слова? Или того хуже — я перестараюсь, и сорву все листья раньше времени — тут уж точно никто мне «спасибо» не скажет... Нет, лучше уж я подожду еще немного. Да и какая разница сейчас — одним ветром больше, одним меньше...». Родные и друзья сначала пытались поддержать  Шт, но постепенно, поняв тщетность своих усилий, махнули на него множеством крыльев и разлетелись кто куда. Нашлись даже забияки, которые в насмешку прозвали его Иль, что по неведомой причине в сочетании с первыми буквами его имени было очень обидно и даже оскорбительно. Но Штиль отличался кротким нравом, ничего не отвечал, а вскоре и сам забыл, что этой приставки к его имени когда-то не существовало. Так он и жил долгое время один в маленьком городе рядом с парком, не двигаясь с места, чтобы не нарушить гармонию окружающего пространства, не погибнуть, да и просто не опозориться перед другими, а главное — перед самим собой. Но все изменилось, когда однажды с Юным Ветром заговорил человек.

- Здравствуй, меня зовут Майри-ки-най, можно просто Мар, - это был мальчик лет 12, с растрепанными волосами цвета осенних листьев.
- Ты как со мной говоришь? Я думал, люди с ветрами не разговаривают, - удивился Шт.
- Волшебники разговаривают, - подмигнул Мар, - и, не давая задать вопрос, который уже был готов сорваться с наэлектризованного воздуха, обратился к ветру, как к старому другу: - Ты чего грустишь?
- Нет у меня в жизни смысла, - обреченно вздохнул Шт, - настолько нет, что меня в этих краях называют Штилем...
- но разве Штиль — это не отсутствие ветра? -  мальчик смотрел все более заинтересованно. Он осторожно прислонился к стволу близстоящего тополя, показывая всем своим видом, что готов беседовать с новым знакомым  столько, сколько потребуется.
- В том-то и дело, - сокрушался Штиль, - Вот, никто меня не видит, никуда я не движусь, никаких изменений в мире не создаю и сам не меняюсь. А может, меня и вовсе нет!
- Не говори так, - строго покачал головой Волшебник, - во-первых, я тебя вижу и говорю с тобой. Во-вторых, любое Имя можно изменить. Представь, вот подарю я тебе всего каких-то три буквы, даже не подарю, а честно обменяю — на три твоих, и из Штиля ты превратишься в Шторм.
Ветер пропустил мимо эти слова, как часто не видят возможностей те, кто охвачены страхами и сомнениями:
- У меня нет крыльев... Видишь?
- Но разве крылья  у ветра рождаются не в полете?
Штиль пожал несуществующими плечами и окончательно смолк.
Надо сказать, что Мар стал Волшебником совсем недавно, и понятия не имел, что делать в подобных случаях. Однако сдаваться он не собирался:
- Слушай, а давай, я научу тебя летать?
- Так ты же сам не умеешь! Люди не умеют.
- Если ты не видел, как летают люди, это еще не значит, что они не умеют, - улыбнулся Мар, - Итак... Вот ты хочешь летать, верно? А зачем тебе это?
- Что за странный вопрос, - смутился ветер, - любой ветер должен летать.
- А я слышал, что нет никого свободнее ветра, не значит ли это, что ветер ничего не должен?, - не унимался Волшебник.
- Ну хорошо... Я не должен летать. Но я хочу. Потому что, когда ветер летает, могут говорить деревья... И я действительно хочу выполнять свою функцию, быть нужным.
- ты удивишься, как много всего может ветер, который позволяет себе летать, -  загадочно прошептал Мальчик, - сейчас я пойду домой, и обязательно подумаю над твоей задачей. А завтра вернусь, договорились?
- Да, - отчеканил Штиль, -  Я буду здесь. Я всегда здесь.

Утром следующего дня Ветер наблюдал, как новорожденное солнце греет своей неиссякаемой любовью стекла старых пятиэтажек, дощечки парковых скамеек, пожелтевшие травинки и ветви тополя, который сладко дремал после бессонной ночи под впечатлением от прикосновения к волшебству. Этот рассвет показался Штилю особенным, первым и единственным. Лучи солнца вселяли в каждую его незримую клеточку чувство давно забытое, а может, и вовсе ранее незнакомое — надежду. Штиль не мог признаться себе в том, насколько сильно он ждет встречи со своим новым знакомым и насколько боится, что их вчерашняя беседа может  оказаться  лишь чьим-то чужим заблудившимся сном.

 Мальчик вбежал в пространство Штиля стремительно, словно сам был ветром, который просто на время и весьма условно принял вид человека. В руках у него был воздушный змей, исписанный символами, которые ритмичной дрожью вступали в резонанс с окружающим пространством.
- Привет, Шторм! - радостный окрик Мара отозвался в душе юного ветра, как прежде -  лучи рассветного солнца.

Казалось, еще чуть-чуть и надежда перерастет в веру.

Отбросив прежнее уныние, Шт с готовностью приступил к тренировке. Цель была предельно ясной — поднять змея в воздух. Каждую мысль, каждую крупицу сознания Ветер направлял в сторону этого объекта, и уже через  пару десятков неудачных попыток начал желать скорее воспламенить злосчастного змея, чем унести его к облакам. Волшебник, не переставая, говорил со Штилем, давал ему мудрые, одним ветрам ведомые советы, подбадривал его, временами шутил, чтобы разрядить обстановку... Штиль начал постепенно раскрываться мальчику навстречу. Он все меньше настаивал на бессмысленности бытия и даже рассказал о своем детстве, и о том как во мгновение ока, после его появления на свет, его родители  унеслись ввысь и  вдаль,  и лишь  древний  северный ветер смог донести две первые буквы его Имени. Волшебник же в ответ говорил обрывками сказок, легенд и снов, отчего Штиль, вдохновленный, все больше задавался вопросом о том, что такое настоящие чудеса, и случаются ли они в этом Мире.
- Знаешь, я могу видеть то, чего не видят многие люди и даже многие ветра, - задумчиво произнес Мар, - Например, заговорил я с тобой, потому что увидел, что твои крылья — самые прекрасные и сильные из всех... Поэтому я и подумал, что зовут тебя, наверное, Шторм. Ведь только ветер с такими крыльями в силах, скажем, поднять в воздух вон тот грузовик...
И Шт с верой в чудо вновь и вновь направлял  все свои усилия то к змею, то к крыльям, которых не ощущал.

Когда солнце близилось к закату, Штиль попросил прекратить тренировку. Пожалуй, он мог бы назвать эти часы самыми бесплодными в своей жизни — ведь змей так и не сдвинулся ни на сантиметр. Однако у его сердца, или точнее в том месте, где гипотетически могло бы быть сердце ветра, разливалось приятное теплое чувство. Ведь именно в эти часы он обрел первого настоящего друга.
Волшебник, несмотря на все потраченные казалось бы впустую усилия, вовсе не выглядел разочарованным. Прощаясь, он ласково провел ладонью по  шелковой спине ветра и произнес:
-Помни о том, что я сказал про твои крылья. И, знаешь, я думал, почему сегодня у нас не вышло... Может, дело в том, что ты берешь за точку отсчета себя? Свои мысли, свое сознание, свои способности, свои стремления... Как думаешь, что будет, если ты возьмешь за точку отсчета Мир?
- А как это сделать? - поинтересовался Шт.
- Для начала... Попробуй побольше вглядываться в Мир... Смотреть, наблюдать... Вот скажи — когда ты впервые увидел меня?
- Вчера...Когда ты обратился ко мне... - с сомнением протянул Ветер.
- Вот только я  уже  в течение года  хожу по этой самой дороге, и прохожу рядом с тобой...  Хотя увидел я тебя недавно — когда начал слышать Мир — около недели назад. Просто все не знал, как начать разговор...
- Но как же так случилось, что я увидел тебя только вчера? - изумился Штиль.
- Попробуй побольше вглядываться в Мир — повторил  с  грустной улыбкой Волшебник, и отправился восвояси.

Этой ночью Штиль не мог заснуть. Все его естество наполняло безудержное, необъятное сияние. Он смотрел на Мир, и видел его живым, осмысленным, глубоким, говорящим, божественным.
Казалось, еще чуть-чуть, и вера перерастет в любовь.

Пятилетняя Настя решила не дожидаться, когда лягут ее родители — уж очень ей хотелось попробовать реализовать одну интересную идею. Только нужно сделать это очень тихо — почему-то, она догадывалась, что ни мама, ни папа этот план не одобрят. Девочка взяла большой бабушкин зонтик и вышла на балкон. « Шестой этаж —  не так уж и высоко, и если у меня не получится полететь как Мэри Поппинс, то зонтик, наверное, так смягчит падение, что я просто плавно спущусь на землю» - успокаивала она инстинктивно возникающий страх. Как же сильно она мечтала летать!  Вот у взрослых есть всякие самолеты, у Малыша — Карлсон, у птиц и насекомых — крылья... А у Насти только сны, да не внушающий доверия зонтик... И как тут быть?

Штиль, как и любой ветер, мог хорошо видеть на далекие расстояния, и ночью его зоркость ничуть не уступала той, что была при свете дня. Когда он заметил ребенка, забирающегося на перила балкона с зонтиком в руке, он сразу понял, что ничем хорошим этот эксперимент не кончится.
- Братья, сестры, ветра и потоки! - воззвал он изо всех сил ко всем четырем сторонам света — Помогите!
- Ну чего ты разорался на ночь глядя, - ворчал ветер, блуждающий в кронах деревьев, - Люди — вообще существа крайне иррациональные. Но зато на опыте учатся, если выживают.
- Да-да, сейчас подлетим, - отзывались другие, - вот только надо нам сначала сгонять на юго-запад, а оттуда — на северо-восток...
- ...Мы выполняем свою функцию, и нет у нас такой функции, чтобы сумасшедшим девочкам-экстрималкам помогать....
А иные и вовсе говорили:
- мы бы рады... Вот только никто не отменял естественный порядок вещей. Мы не можем нарушать законы природы. Так что если ребенок шагнет, то разобьется — не иначе.

«Но ведь она же просто хочет летать... Как и я...» - с горечью подумал Штиль.

Дальше все произошло очень быстро, как вспышка молнии. Женский крик, рассекающий пространство: «Настя, что ты там делаешь?!». И  детский шаг. Случайный, неумелый — прямо в бездну. И отчаянный порыв ветра.

Мало кто мог бы поверить рассказу матери о том, как неожиданно поднявшийся во дворе ее дома ураган мягко и заботливо подхватил падающую девочку и поднял ее на уровень балкона, с  которого она шагнула вниз мгновение назад. Поразительно, Шторм стих буквально через минуту после этого...
Еще с меньшей вероятностью кто-нибудь поверит в то, что женщина своими глазами видела огромные роскошные, переливающиеся серебристым сиянием крылья — всего пару секунд и периферическим зрением — но видела! «Тебя спас Ангел...» - скажет она дочери, но позже, когда буря эмоций уляжется в ее душе.

После спасения девочки Юный Ветер взлетел ввысь — к крышам домов. Он чувствовал как его крылья проходят сквозь антенны и провода, и наслаждался самим фактом их бытия.  Он кувыркался, кружился, танцевал, всем своим существом вдыхая животворящий аромат свободы. Он спускался и поднимался, расходился на несколько небольших струй-потоков, и вновь сливался в единое целое. Он шелестел в осенних листьях, завывал в щелях старых домов, звенел всеми на свете колокольчиками. Он пел — впервые в жизни, и музыка становилась частью его Сути... Он разгонял облака, и купался в  прохладном мистическом мерцании звезд.  Он дышал бесконечностью Вселенной, глубиной Космоса, музыкой счастья и свободы. Отныне его звали Шторм. Не потому, что он разрушал, а потому, что в своей созидательной силе мог сравниться с  величием самого могучего ветра. Теперь он понял, зачем он здесь, в этом мире. Он думал о том, как много хорошего теперь может дать Миру, если только будет помнить уроки Волшебника, если только будет всегда приглядываться-прислушиваться к дыханию жизни вокруг... И не забывать о Крыльях.

« А еще...» - прошептал в пространство Волшебник, разбуженный воем ветра - « Наверное, порой самые сильные крылья ждут  дольше всех прочих, чтобы раскрыться....»

Возможно, вы когда-нибудь встречали этот чудесный ветер. Если, например, вам доводилось с легкостью запустить воздушного змея в казалось бы совершенно безветренную погоду... Или в летний зной вас обдувало долгожданным порывом прохлады... Или, может, вы путешествовали по морю, и ваши паруса раздувались тогда, когда казалось, что надежды нет... А может, легкий ветерок доносил до вас приятные ароматы из детства или из самых добрых снов... Или, ветер гладил вас по спине, словно окликая, вы поворачивались и видели кого-то, в кого влюблялись с первого взгляда... А может, вы пробовали говорить с Миром ранней осенью, и неожиданно деревья одаривали вас дивным листопадом...

Далее..

Жанр: Сказка, Мистика и эзотерика

от 12.03.2015 Рейтинг: 6

Распродажа Смыслов

- Прошу прощения, Вы работаете?
Господин N стоял у прилавка, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Из темноты послышался голос, обладателем которого мог оказаться как юноша, так и древний старик:
- Конечно. Мы всегда работаем. Без выходных и перерывов.
Господин N удовлетворенно кивнул, бросил короткий взгляд на часы и обратился к темноте:
- А что, собственно, Вы можете мне предложить?
- А Вы осмотритесь… - произнес голос, - А то люди часто задают вопросы, когда ответы – прямо у них  перед глазами.
Господин N решил последовать совету.
Он обнаружил себя в маленьком магазинчике, интерьер которого был отделан деревом «под старину». Стены были завешены полками, некоторые из которых выглядели абсолютно новыми, а другие, казалось, вот-вот обрушатся на пол. На полках стояли баночки всевозможных размеров, цветов и форм с наклеенными на них этикетками.
Господин N с любопытством взял небольшую баночку из темно-зеленого стекла, этикетка на которой гласила: «Помощь людям». «Какого рода помощь?» - недоумевал посетитель Магазинчика, но его рука уже непроизвольно потянулась к стоящей рядом прозрачной баночке округлой формы, содержащей небесно-голубоватую субстанцию. Надпись была весьма лаконичной: «Рай». Третья баночка, попавшаяся на глаза, содержала огненно-оранжевую жидкость, и на этикетке значилось «Удовольствие».
Господин N нервно поправил очки:
- Помощь… рай…удовольствие… Вы что здесь, наркотиками торгуете?
Казалось, темнота ехидно улыбнулась в ответ:
- Странные Вы – люди, всё вам надо разжевывать. Вы и без наркотиков себе такую реальность наглючить можете, что и неясно – жалеть вас или завидовать…
- Так что же Вы здесь продаете? - не унимался случайный посетитель.
- Что-что… Смыслы жизни.
- Да? – заинтересовался Господин N, - и сколько же стоят эти смыслы? Или все по-разному?
- Смыслы бесценны, - протяжно ответил голос из темноты, - все до одного. В равной степени. Но сегодня у нас скидки, и Вы можете приобрести любой смысл за полцены.
Господину N в принципе и без смысла жилось весьма неплохо, но он подумал, что раз уж такие скидки, то этим безусловно надо воспользоваться:
- Хорошо… Вот этот вроде ничего… «Рай»… Что дает этот смысл?
- Ну как – что? Вы живете, и ваш смысл – попасть в рай.
- И что это за рай такой?
- Ну, тут уж Вы сами выбирайте… Может, христианский, может, мусульманский… Нирвана, кстати говоря, тоже подходит под эту категорию… А где-то мне и вовсе доводилось слышать, что рай у каждого свой…
- И что, все эти виды рая существуют, и в них можно попасть?
- Ну, этого мы не знаем… - развела руками темнота, - может, и существуют, может – и нет. Но главное, если вы  возьмете этот смысл, то он у вас будет… И вы сможете всю свою жизнь построить по тем законам, честное соблюдение которых теоретически могло бы открыть вам врата в тот или иной рай…
Господин N недовольно мотнул головой:
- Нет, надувательство какое-то… Ну, а что Вы скажете про эту? – он неловко вертел в руках емкость, напоминающую банку для хранения огурцов с серым клубящимся дымком внутри.
- А, так это «Коммунизм». В прошлом он был весьма популярен в определенных кругах. Настолько популярен, что у нас весь складской запас разобрали. Ну, а новые почему-то почти не завозят. Вот он и вышел из моды. А в принципе, если Вас не устраивает «Рай», то и этот Вам вряд ли подойдет. С ним по сути та же история… - равнодушно ответил голос из темноты.
Господин N разочаровано поставил банку на место и начал медленно прохаживаться вдоль полок и стеллажей со смыслами. Перед глазами мелькали как понятные ему «Любовь», «Много Денег», так и таинственные «Развитие», «Познание», «Обретение себя». Одна из емкостей больше привлекла не столько этикеткой, сколько содержимым – субстанция в ней переливалась попеременно всеми цветами радуги и казалась отчего-то живым существом. На баночке красовалась надпись: «Творчество».
- Вот эта вроде ничего! – выдохнул посетитель, с трудом сдерживая восторг  (а то вдруг можно будет еще и поторговаться?).
- Хороший выбор, - кивнула темнота, - Только с этим надо осторожно, дозированно… А то вот были у нас такие, перебарщивали… Например, захаживал как-то давно один по фамилии Чюрленис, взял себе такую банку пол-литровую, и как-то для него это счастьем не кончилось.
- Точно! – оживился Господин N, - Может, у Вас есть смысл – счастье?
- Нет, уважаемый, таких у нас не водится. Неужели Вам неизвестно выражение, что счастье ни за какие деньги не купишь? К тому же не бывает так, чтобы смысл был в счастье… Счастье – это скорее ваш внутренний маячок, который включается, когда вы своему смыслу следуете. Так что выбирайте любой смысл, идите подобру-поздорову, и, возможно, будет вам и счастье когда-нибудь.
- Как тут все сложно! – возмутился посетитель, однако уходить без покупки он явно не собирался (не зря же он потратил столько времени).
Взгляд приковала пустая склянка, ярлык на которой гласил: «Поиск Смысла».
- Как так выходит? Смысл в поиске смысла? – недоуменно спросил Господин N.
- Совершенно верно, - пропела темнота, - А чему Вы удивляетесь? Будете жить ради того, чтобы найти смысл жизни. Авось, много раз еще к нам заглянете, мы вам можем регулярные поставки организовать… Например, был у нас такой по фамилии Толстой… Хотя в итоге все равно успокоился, выбрал себе один смысл… Так что мой Вам совет – не усложняйте свою жизнь, выбирайте сразу.
Среди прочих Смыслов Господин N  заметил и на удивление конкретные: «Купить вертолет», «Получить красный диплом», «Проучить босса»…
- Хороший продукт, - пояснил голос неизвестности, - вот только жаль, скоропортящийся…
Господин N совсем растерялся. Смыслов –море! Глаза разбегаются! Бери – не хочу! Да всё что-то не то, да всё как-то не так…
Вдруг прозвенел колокольчик над дверью, возвещающий о приходе нового посетителя. В магазинчик вбежала девочка лет десяти  с белокурыми вьющимися волосами и карими глазами, источающими какой-то непонятный Господину N искрящийся свет.
- Доброго Времени! – ее звонкий голос на миг наполнил все помещение дыханием жизни, - А мне как обычно!
Из темноты вышел старичок, добродушно улыбаясь. Он молча протянул девочке фломастер и небольшой листок бумаги.
- Спасибо! – радостно воскликнула очаровательная гостья, и, словно порыв ветра, вылетела за дверь.
Господин N некоторое время не мог вымолвить ни слова.
- Это же не магазин канцтоваров… Зачем Вы ей это дали?  – собравшись с мыслями, осведомился он.
Старичок вновь удалился в темноту. Но Господин N мог поклясться, что и оттуда видна  улыбка таинственного хозяина заведения.
- Я дал ей то же, что и всем. С одной лишь разницей – свой смысл она  создает сама.
За окном Магазинчика расцветала ранняя весна. Господин N прошептал, вглядываясь в темноту:
- Знаете… Я, пожалуй, попозже к Вам еще зайду… Подумать надо…
- Как пожелаете, - спокойно ответил голос.

 

Далее..

Жанр: Сказка, Философская проза

от 12.02.2015 Рейтинг: 6

О Скрипке, которая хотела чувствовать музыку...

Сцену окутывает яркий золотистый свет. Люди восхищенно, затаив дыхание, смотрят на меня. Другие, напротив, сидят с закрытыми глазами, но я знаю, они слушают внимательнее прочих. Человек водит смычком по моим струнам, и я пою. Этому Человеку очень повезло со мной – меня называют лучшей скрипкой страны. А еще я никогда не расстраиваюсь, право, а что мне грустить, ведь моя жизнь – самая роскошная, какая только может быть у музыкального инструмента. Фу, как я не люблю это словосочетание. Разве я какой-то там инструмент? Скорее, Человек – мой инструмент, да, я подобрала себе идеального человека, который, видимо, тоже никогда не расстраивается. Зал взрывается аплодисментами, впрочем, как и всегда. Да, сегодня я бесспорно была на высоте. 

Мой Человек очень странный. Он часто просит меня петь, когда он совсем один – вот чудак – ведь никто другой не услышит, а значит, не будет аплодисментов и восторженных возгласов. Но, так как я идеальная скрипка, я пою хорошо даже без публики. Пусть Человек понимает, как ему повезло со мной. А еще, только это секрет, но иногда мы даже разговариваем. Точнее, он говорит, а я слушаю, ведь я умею только петь. Я редко понимаю его слова, что-то там о силе вдохновения, о музыке, о разноцветных потоках. Но я прощаю его, ведь он – действительно хороший инструмент. А часто он хвалит меня, вот это он правильно делает, он даже называет меня каким-то именем, но я его никак не запомню – глупый Человек, зачем мне имя? Ну ладно, ты устраиваешь для меня такие концерты, собираешь всех этих слушателей, так что и эту причуду я тебе прощаю.

А по ночам Человек уходит и оставляет меня одну в комнате. Не люблю одиночества, в этой темноте и тишине я чувствую пустоту внутри себя, знаю, она должна быть, эта пустота, она способствуют рождению звука, но все же это ощущение угнетает меня. И, как известно, скрипки никогда не спят, поэтому мне приходится терпеливо ждать начала нового дня. Правда иногда ко мне приходит Кошка. Странное существо, слишком своенравное, хорошо хоть Человек отучил ее вставать на задние лапы и когтить мои струны, а то от такого шока мне приходилось оправляться несколько дней. И все-таки я иногда жду прихода этой Кошки, своим таинственным урчанием она несколько заполняет мою пустоту.
- Здравствуй, Скрипка… - протяжно поприветствовала меня Кошка. Поразительно, не думала, что кошки умеют говорить по-нашенски, неслышно и ясно. Значит, они не такие примитивные, как я думала раньше.
- Здравствуй. А почему ты раньше со мной не говорила? – И действительно, как она смела молчать все эти годы, если была способна осыпать меня комплиментами…
Кошка ловко запрыгнула на  стол, грациозно выгнулась, прищурила глаза:
- А мне не хотелось. Мне казалось, с тобой будет не о чем разговаривать…
- Как это не о чем?! – меня переполнило возмущение, - Ты ведь слышала мою музыку, ты могла бы сказать, как она прекрасна, а я могла бы скромно заметить, что всегда играю исключительно прекрасную музыку!
Кошка  неспешно прохаживалась по столу, и будто даже не смотрела в мою сторону. Какая наглость!
- А ты сама-то хоть знаешь, что такое музыка? Ты слушаешь ее? – ошеломляющий вопрос, вот знала я, что нельзя заговаривать с Кошками. Все они в душе ведьмы.
- Конечно, знаю! Музыка – это такие звуки, которые я издаю, и которые всем нравятся…
Кошка улыбнулась. Да, Кошки умеют так улыбаться, что аж дрожь пробирает.
- И это все, что ты можешь рассказать о музыке? Какая жалость…. Но, ты права, Человек действительно мастер, такую магию создает…
Нет, ну будь у меня когти, как у тебя, я бы уже подумывала о том, чтобы пустить их в ход!
- Кошка, это я создаю музыку и магию, как ты это называешь. Человек здесь…Ну вообще не при чем…Почти…
- Почти…- подмигнула Кошка.
И воцарилась напряженная тишина.
Я не выдержала и заговорила первой:
- Кошка, так что же такое музыка, по-твоему? Коль я неправильно описала, ну, попробуй ты…
Кошка посмотрела на меня своими желтыми светящимися глазами.
- Музыка… Музыка… Это когда вокруг кружится особое волшебство, затрагивающее струны твоей души. Это когда все миры на миг замирают и наполняются красками и жизнью. Музыка – это такое урчание Вселенной, которое проникает в тебя, заполняя высокими и низкими вибрациями. Думаю, это один из способов Мира показать нам, что он любит нас.
Впервые я не нашлась, что ответить. Я никогда и близко не чувствовала того, что описывает эта Кошка!
- Я не просто так заговорила с тобой, - голос Кошки вызвал ощущение какого-то странного натяжения в моих струнах, - Скоро твоя жизнь сильно изменится…
- Почему? – выдавила из себя я.
- Человек больше не будет создавать музыку с тобой.
С этими словами Кошка, махнув хвостом, спрыгнула со стола и скрылась за дверью, прежде чем я успела что-либо ответить.
Глупая Кошка. С чего она взяла этот вздор? Неужели Человеку может надоесть играть со мной? Нет, не верю, это невозможно. Он не может бросить меня. Видимо, Кошка просто завидует мне – ведь в отличие от меня она поет ужасно, людям не нравится слушать ее песни.

Поднимается занавес. Зал вновь приветствует меня. Человек начинает водить смычком из стороны в сторону, вроде бы как обычно, но как-то иначе. Мне холодно.  Публика слушает так же, как всегда, восторженно, но почему-то мне это не доставляет прежнего удовольствия. Я вновь и вновь  мысленно возвращаюсь к словам Кошки. Моя жизнь изменится. Нет, нет, я не хочу этого. А Человек ведет себя, как ни в чем не бывало. А вдруг Кошка права? Вдруг она подслушала какой-то разговор? Человек мог сказать своей жене или сыну о решении купить новую скрипку… Или о желании бросить занятия музыкой… Нет, не верю, не хочу верить! Занавес опускается. Я и не заметила, как прошло мое выступление. И никто, кажется, не заметил моего отсутствия. А может, потому что я всегда отсутствовала? Кошка говорила о музыке, как о чем-то особенном… Странно, я никогда не задумывалась, почему люди так любят мои выступления, может, дело не во мне, а в этой самой музыке…? Сейчас музыка была, а меня не было, и публика осталась довольна. Никогда еще пустота внутри меня не гудела так сильно…

Если бы тогда я знала, что это наш последний концерт, я бы обязательно попыталась на нем присутствовать.

Человек сидит рядом со мной на мягком диване в своей комнате. Временами он берет меня в руки, извлекает какие-то новые сочетания звуков, незнакомые мне раньше. Порой прерывается, откладывает меня в сторону, записывает что-то в свою  толстую тетрадь. Потом замирает и обращает взор к потолку. И, кажется, я слышу, как бьется его сердце.  Не в первый раз он ведет себя так странно, но впервые я ловлю себя на мысли, что есть в этом нелепом процессе что-то священное. Здесь и сейчас что-то рождается. Возможно, то волшебство, о котором говорила Кошка? А еще я не замечала раньше, что у Человека серые глаза. Но это не бесцветная серость, а самая яркая и наполненная, какая только может быть. Человек временами говорит какие-то глупости о том, как невероятно я чувствую и передаю то, что звучит в его душе. Ничего я не чувствую. Впервые его комплименты вызывают у меня какой-то щемящий диссонанс. Лучше бы ты молчал, Человек.

Он желает мне спокойной ночи. У двери он на миг останавливается и оборачивается в мою сторону. Мне кажется, у него какой-то виноватый взгляд. Но почему?

Человек выключает свет. Эта ночь – самая долгая в моей жизни.

- Здравствуй, Скрипка – кошачий голос выводит меня из состояния пустого небытия. Сколько прошло времени?
- Здравствуй, Кошка – гулко отзываюсь я.
Кошка начинает тереться об меня, но почему-то эта неуместная фамильярность не вызывает во мне неприязни. Напротив, я ощущаю неведомое ранее тепло.
- Прости, что не приходила к тебе так долго. Люди закрыли эту дверь. А я пока не умею открывать двери.
Голос Кошки кажется слишком ласковым и каким-то сочувствующим. Я не понимаю, что происходит. Я просто жду. Кажется, я научилась просто ждать.
- Ты знаешь, что прошла неделя? – осведомляется Кошка.
- Как неделя? – изумляюсь я. Неужели за целую неделю Человек так и не вспомнил обо мне?
- Все изменилось… - мрачно шепчет Кошка, и я мысленно молю ее, чтобы она не продолжала.
Но вопрос вырывается сам собой:
- Откуда ты знала, что Человек бросит меня?
Кошка замирает и окидывает меня серьезным взглядом:
- Я видела тень рядом с Человеком. Я знаю, что значат такие тени…
О чем она говорит? Какая такая тень?!
- Они появляются перед тем, как кто-то уходит… Думаю, эта  тень увела его за собой.
- И далеко он ушел? – нет, я не хочу знать ответа на этот вопрос, а, тем более, на следующий, - Когда он вернется?...
- Никогда.
Это слово пронзает мертвым холодом пространство. Мир разбивается на тысячи осколков. Рассыпается, как горстка песка при дуновении северного ветра. Никогда еще в этой комнате не было так темно и тихо. Я чувствую черную дрожь внутри. Кажется, я узнала самое страшное слово из всех, что существуют на свете.
- И что теперь будет? – еле слышно спрашиваю я.
Кажется, сияние кошачьих глаз рассеивает тьму вокруг. Кажется, теперь только она может помочь мне.
- Я слышала разговор людей. Думаю, ты теперь перейдешь к его сыну…
- Нет, я не хочу! – теперь я знаю, что делать. Я разорву эту холодную дрожащую пустоту своим криком, - Я не буду петь с другими! Я буду ждать Человека! Он вернется, обязательно вернется! Он не мог бросить меня!
Сочувствие в глазах Кошки – как я это ненавижу.
- Он не вернется… Будь с мальчиком. Ты нужна ему…
С этими словами Кошка, как всегда, не попрощавшись, выскользнула за дверь.

Не знаю, сколько я ждала. Дверь открывается, и в комнату заходит мальчик. Он осторожно и как-то слишком неуверенно берет меня в руки и пробует водить смычком по моим струнам. Звук выходит просто отвратительный. Даже я, не умеющая чувствовать музыку, это понимаю.
- Мам! Кажется, она расстроилась… - ребенок обращается куда-то в сторону открытой двери.
Ответа он не получает. И неудивительно – это же абсолютная глупость – я никогда не расстраиваюсь! Черт, опять это «никогда». Никогда уже «никогда» не будет для меня просто словом. Там, где раньше жила пустота, поселился комок грызущей боли. Думаю, он решил сожрать меня изнутри, этот комок. Чтож, ему виднее. Только, пожалуйста, сделай это побыстрее, я больше не могу так.
- Ты тоже скучаешь по папе? – спрашивает мальчик. Он проводит рукой по моему грифу, смотрит завороженно, - Ты очень красивая… Папа говорил, что ты волшебная… Это правда?
Странный ребенок. Весь в отца ,ей богу, что его не учили в школе, что скрипки не разговаривают с людьми?
- Знаешь, я завтра на конкурсе играю… Папа для него музыку…написал…
Вдруг с мальчиком происходит что-то непонятное. Он начинает трястись всем телом, и из его глаз капает вода. И тут я замечаю, что у него серые глаза. Такие же, как у моего Человека. В комнату входит Кошка. Она прыгает мальчику на колени. Он, всхлипывая, сжимает ее в объятиях. И в этот момент мне становится еще больнее – но не оттого, что  ушел Человек, и я осталась одна, а оттого что я не могу также сидеть на коленях у этого мальчика, мурлыкать и дарить ему тепло. И впервые я подумала, что, пожалуй, Кошкой быть намного лучше, чем Скрипкой.

- Поговори со мной, пожалуйста… - и снова мою пустоту нарушает Кошка. Ее желтые глаза,  кажется, подобны рентгену, словно  видят  меня насквозь.
- О чем? – холодно отзываюсь я. Моя жизнь кончилась той ночью, когда ушел Человек. Разве может говорить тот, в ком нет жизни?
- Мне показалось, или ты все-таки любила Человека? – осторожно спрашивает Кошка.
Странные они, эти Кошки. Как может любить Скрипка? Но неведомая сила не позволяет мне ответить «нет», и я делаю вид, что проигнорировала вопрос.
- Если любила… - продолжает Кошка, - то ты должна знать кое-что…
Кошка бросает на меня выжидающий взгляд, я пытаюсь выглядеть абсолютно невозмутимой.
-… Когда мы любим кого-то, этот кто-то никогда не уходит на самом деле. Всё, что ты по-настоящему любишь, всегда остается с тобой.
«Пока Альцгеймер не разлучит нас» - ехидно отмечаю про себя я, но что-то внутри сжимается  от слов Кошки, и они разносятся эхом где-то в пустоте за моими струнами.
- Завтра мальчик возьмет тебя на выступление. Просто будь с ним, и, возможно, ты сможешь почувствовать настоящую музыку… 
И когда Кошка уходит, как всегда, не попрощавшись, я вдруг осознаю, что все это время она была моим Другом.

Здесь не поднимают занавес. Мальчик просто восходит по пяти ступенькам на маленькую сцену актового зала малоизвестной музыкальной школы. Здесь намного меньше слушателей, чем я привыкла. Но, пожалуй, оно и к лучшему. Тишина – вокруг и внутри. Я слышу шелестящее гудение зала, но даже оно не является звуком в истинном смысле. «Эту композицию написал мой папа» - твердым голосом произносит мальчик и легким движением руки разбивает  мертвую тишину. Рождается музыка. Высокий звук отдается внутри меня, он наполняет Мир, воссоздавая его заново. Впервые я ощущаю, что эта музыка – вовсе не мое пение, она была задолго до меня, и останется навсегда после. Она просто есть, она входит в меня, я являюсь ее проводником. Да, я чувствую себя проводом, по которому бежит электричество. Я чувствую себя рекой, наполненной живой водой. Нет, даже не так, я чувствую себя где-то между огнем и воздухом, и моя душа взмывается ввысь, вслед за музыкой. Россыпь нот создает узоры невиданных цветов. Музыка рисует на стенах, на потолке этого зала, но главное, она рисует в душах людей. Я чувствую, в этот момент их сердца поют вместе с нами, вместе со мной и мальчиком с серыми глазами. Музыка разрывает меня изнутри, мне хочется плакать – то ли от счастья, то ли от боли, слишком  сильный поток, невыносимый, он очищает, он стирает все… и создает заново. Волны, вибрации, вокруг и внутри. И в этом невероятном круговороте я настолько отчетливо и ясно ощущаю… Он слышит нас… Человек. Мой Человек. Нет, даже не так… Он поет вместе с нами. Он творит эту музыку вместе с нами. Он живет в ней и ею. Музыка – это дыхание жизни. Музыка – это движение души. Музыка – это магия. Магия… Сколь многое, оказывается, понимают Кошки.

Мальчик уходит со сцены. Я не помню, хлопали ли люди. Впрочем, это не имеет значения.
Сегодня вечером ко мне снова придет Кошка. И я скажу ей, что люблю нашего Человека. И я скажу ей, что люблю ее. Скажу, что люблю сероглазого мальчика.
А еще я скажу, что почувствовала музыку.
И да, ее я люблю тоже.

Далее..

Жанр: Сказка

от 10.02.2015 Рейтинг: 7

Кто вне времени жил, тот знает...

Кто вне времени жил - тот знает:
Кто из праха выходит, тот в прах обратится,
Кто гаснет, тот и сгорает,
Кто светит, тот вновь возродится.
А может, всё много сложнее,
А может, намного проще.
Не стоит ничто сожалений -
Ни будущее, ни прошлое.
Кто видит лишь тень, прах и пепел,
А кто-то лишь звездное небо.
Расходятся времени реки,
И в быль обращается небыль.
И в пыль обращается вечность,
И вечным становится миг.
Молчанье становится речью,
И малым ребенком - старик.
И с моря доносится ветер,
Из Космоса - голоса.
И горстка пепла развеется.
Останутся лишь небеса.

 

Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 10.02.2015 Рейтинг: 6

Вдохновение

Я что-то меняю в самой себе
Стихами и музыкой. Падает снег
И кружится. Тает.
Я знаю, Граница - она в уме.
И этой весной перелетные птицы
Возвращаются
За мной.
Осторожно, двери открываются,
Следующая станция - "Дом".
И бездорожье.
И в струнах запутались пальцы.
И руны ответили: "Райдо".
Иное пространство, вне сил гравитации.
Внутри и рядом
Волшебство.
Забудь о преградах,
Яви мне свое естество.
Гирляндами
Звезды сверкают на небе.
Светает.
И нам прописана руна "Гебо".
И кружатся в воздухе светом
Частицы иной реальности.
Все линии вероятностей
Сплетаем себе в угоду.
Сегодня погода
Летная.
Познай свой путь-дорогу.
Теплые
Руки Матери Мира.
Вибрации, звуки и Сила.
И Луч-поводырь
Пробивает стены.
Вселенная дарит крылья.
И имя тебе - Вдохновение.
Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 9.12.2014 Рейтинг: 16

Небокрылые

Вновь такое щемящее чувство в сердце.
Думаю, это значит, ты где-то близко,
Моя душа, желая с тобой согреться,
Уже уловила запах твоих мыслей.
Моя душа стремиться к тебе, как к Свету,
Ей хочется петь тебе странные песни о Доме.
Она мечтает сейчас о пришествии лета,
Или о будущем счастье, которое помнит.
Твоя душа похожа на вольную птицу,
Моя душа похожа на солнечный ветер.
И жаждет она с твоею душою слиться
В Мире великих Тайн и больших секретов.
Вечные странники с вечной любовью к полету,
Знаешь, и ветер, и птица – мы чем-то похожи,
Мне бы хотелось поведать тебе о том, кто Ты,
Время придет - и меня ты пробудишь тоже.
Впрочем, уже пришло, и уже – пробуждение.
Каждой клетки потерянной мною Сути.
И из клетки чуждой высвобождение,
Путь открыт, и забвения ослаблены путы.
Эти строки – всего лишь капля из моря.
Моря любви, что из сердца бьет светлым ключом.
Этим ключом мы все двери, что нужно, откроем.
Будем спиной к спине и к плечу плечом.
Милый, спасибо тебе, что мы встретились в жизни.
Здесь, в одиночестве смутного мира теней.
Чтобы на небе новые звезды зажглись,
Чтоб наши души слились в потоке огней.
Далее..

Жанр: Любовная лирика

от 27.11.2014 Рейтинг: 8

Межзвездная Дверь

Пожалуй, дверью быть все-таки довольно страшно.
Невольно в перекрестки отворяешься,
Не знаешь, как себя закрыть, да и больно бывает,
Когда прямо сквозь тебя уходит день вчерашний,
А день завтрашний ручку твою выдирает,
Желая прорваться в новый мир раньше времени.
И голубая лазурь струится сквозь замочную скважину,
А ты стоишь без номера, имени, рода, племени
Средь бурь межзвездных, мечтая о вечном и важном.
Пытаешься вспомнить огненный ветер замерзший, да аромат триединства.
Мы – самая странная дверь на свете, ведущая в райский сад,
Сотканный из многомерных мыслей.
Цветущий душами и дикими вишнями, под которыми играют дети.
Мы дверь. Мы вышли из самих себя на новую землю.
Чтоб что-то сотворить на этой (а может, не только этой) планете.
И знаешь, я почему-то в нас верю.
Мы беспредельность объемлем в проеме…
Только с петель бы не рухнуть случайно.
Необычайно красива метель
Из солнечных кАпель,
Иссиня-фиолетовых. Где были мы до этого?
В каких материях-мирах-энергиях летали?
Не помню. Но знаю. На всех четырех углах
След паутины космической проступает.
Мы снова встретились - систематически.
И что-то нас открывает. Поздно мыслить логически…
Далее..

Жанр: Философская лирика, Другое, Мистика и эзотерика

от 21.11.2014 Рейтинг: 8

Муза

Почему мне нельзя остаться здесь?
Вдохновение шепчет на уши мантры…
Звуки и краски – страшная смесь,
Что-то, о чем умолчали карты...

Почему мне нельзя в темноте утонуть?
Руки раскинув, рухнуть назад…
Солнца и Луны вобрать в свою грудь,
В вечном безвремении вырастить сад…

Хватит! Меня разрывает музыка,
Волны, вибрации, тысячи стрел…
А голова моя – словно мусорка,
Полная хламом ненужных дел.
В бешеном и неистовом танце
Муза ехидно оскалила зубы…
Мысли становятся вязкой субстанцией…
Кажется, мы угодили в Бермуды…

Из треугольника – как и из круга –
Вырваться можно, его разорвав.
Только покойники видят друг друга
В мутных бушующих зеркалах…

Мне бы подняться над уровнем моря,
Током бежать по твоим проводам…
Муза, я знаю, в чем твое горе –
Мучит бессонница до утра...

Хочешь, спою я тебе колыбельную?
Хочешь, я сказку тебе расскажу?
Только уйми мое сердцебиение…
Кажется, так я с ума схожу.
Или, напротив, умножь многократно
Музыку, импульсы, этот поток.
Дай раствориться мне в нем безвозвратно!
Я и сейчас уже на волосок…

Дай мне постичь беспредельные тайны..
Разум и тело меняю на них.
Муза, куда ты?... Опять ты растаяла!
Скоро светает… и музыка стихла…

Далее..

Жанр: Философская лирика, Другое, Мистика и эзотерика

от 18.11.2014 Рейтинг: 16

Принцип домино

Будущее в прошлом. Прошлое в будущем.
Камень в воду брошен. Реакция запущена.
Порванный сценарий. Принцип домино.
Нас свело заранее судьбы веретено.
Где же настоящее? Что нам говорит?
Души наши спящие на руках хранит.
Души наши добрые прячет в рукавах.
Мы проводим опыты - здесь, в чужих мирах.
Набираясь опыта, взращиваем Дом.
Вырываясь снопами искр в чужом "Потом".
Будущее в прошлом. Прошлое - в раю.
Истинное в ложном. Под землей парю.
Помнишь, как там, в будущем, ты ловил зарю?
Реакция запущена. Я тебя Люблю.
Далее..

Жанр: Любовная лирика, Философская лирика, Другое

от 15.11.2014 Рейтинг: 23

Кто ищет, тот Всегда.

Ты знаешь, я столь многого не помню,
Мой мир уснул, свернув себя в клубок.
Его земля покрыта тонким слоем
Живых камней и стихотворных строк.

Ты знаешь, мне ведь многого не надо.
Услышать шум прибоя за окном,
Увидеть звезд сияющих каскады
Дышать душой и согревать теплом.

Подай мне знак – неясный, мимолетный,
Пускай не в силах я его прочесть.
Пусть полоса не черной будет – взлетной.
И небеса сулят благую весть.

Никто не будет больше одиноким,
Ни человек, ни сила, ни туман.
И мы стоим у самого истока.
Окончен век и пройдена война.

И мы стоим… И, затаив дыханье,
Мы слышим ветер, шепот или гром.
И этот мир, нарушивший молчанье,
И этот мир, что Домом мы зовем,

Нас призывает – не сдаваться, верить.
От сердца к сердцу, от души к душе,
От точки к точке и от двери к двери…
Мы заблудились? Нет… Нашлись уже.
Далее..

Жанр: Любовная лирика, Философская лирика

от 14.11.2014 Рейтинг: 20

Волшебство

Ведь можно просто верить в Сказки,
И в свет, что дарят Небеса.
Творить благое без огласки,
Являя Миру чудеса.
Ведь можно просто слушать Голос
Что песню Мира нам поет
От черно-белых взлетных полос
Без страха начинать полет.
И отвечать своею песней,
Что Жизнь одна всего ценней.
И помогать ей интересней,
Чем оставаться в стороне.
И отвечать, что сила Слова
Способна сотворять Миры,
И Волшебство - всего основа,
На грани яви и игры.
Оно сквозит везде и всюду,
И сны нашептывает детям...
Ты сам - собой являешь чудо.
И говорит с тобою ветер...
И тайны ведают деревья,
И дарит ласку солнца луч.
И небо в птичьем оперении
И бархатистый отклик туч...
Здесь каждый говорит с тобою,
И больше ты не одинок.
И волшебство тебе откроет,
Причуды чтения меж строк.
А там Любовь и все светила,
И все высоты всех глубин.
Гармонии и Сердца сила,
Причина всех первопричин.
Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 14.11.2014 Рейтинг: 11

К Миру...

Каждое слово звенит в тишине,
Машет крыльями, творит реальность.
Что тут такого? На глубине
Бездонного космоса, в звездной пыли
Кружимся в поисках
Того, что не объять, не вспомнить, не забыть.
Опять
Повториться. Ждать. Надеяться. Молиться.
Путь тремя разноцветными спиралями
К небесам струится 
И Играет с нами в Суть Истинную.
А Мир творится мыслями.
А Мир из груди вырывается.
Смотри, мы пишем белой кистью,
И время как песок сквозь пальцы.
Двери  мелом на стене.
И каждая ведет к тебе...
Слушай - эта музыка сильнее смерти.
Давай, мы будем танцевать вопреки земной тверди
И всем законам физики,
Пламенем семицветным вслед за ветром.
Главное, грядет рассвет этим летом.
Плавное наведение резкости.
Наведение мостов над пересеченной местностью.
Точка схода всех несоизмеримых измерений.
До восхода Солнца ровно один последний...Миг.
Сплетение сюжетов девяти безумных книг.
Этим летом каждый из нас соавтор, кончился черновик.
А завтра – ты откроешь глаза в Небо.
А космос – ведь та же Бездна, только наоборот, вверх тормашками.
И по спине бегут мурашки,
Каждый новый поворот - немного страшно,
Но слишком интересно.
Ты раскрашен для кого-то
Всего семью нотами,
Но для меня, поверь, их много больше.
Я говорила, дверь ведет в тебя. Так что ж…
Ты – Мир. Ты бытие и пустота.
 И я когда-то обещала хранить и любить каждое твое движение.
Но если бы не это чуждое земное притяжение,
И от него, как нас учили, никуда не деться.
 И жжение в груди, у сердца.
Каждое слово след в пространстве оставляет,
Узор на стене между слоями,
Круг порочный, перекрестье лепестков роз.
И один вопрос не дал уснуть мне ночью.
 К чему все это? Причем здесь я? Что это за место?
На каждой восьмой планете известны смыслы бытия.
Я, может, просто угодила не туда?...
Ты предлагаешь нам еще немножко чаю.
Я не возражаю.
Мы посидим с тобою на дорожку,
А после мы ворвемся в лето, ведь там нас  заждались.
Там лис ждет маленького принца.
Полет ждет крыльев белой птицы.
Странное место – это «там», оно не значится на картах,
И никогда не приходит в наше «здесь».
Но в этот раз, меняя координаты,
Я решила – есть
Исключение из правил, от слова «ключ», что бьет из сердца,
Отворяя все порталы, декодируя межстрочье каждого святого текста.
Этой ночью "здесь" и "там" сольются в единое место.
И имя его на всех языках согревает душу.
И ничто никогда его не разрушит.
Это место становится ближе с каждым лучом.
Оно называется Дом.
Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 21.09.2014 Рейтинг: 6

Беспредельность

Свет, пробившись сквозь плетенья,
Рассекает твою суть.
Миг экстаза, миг творенья.
В голове – туман и муть.
Феникс, сбросив оперенье,
Растворяется в огне.
Ты, доверившись теченью,
Поднимаешься ко мне
По ступеням вдохновенья,
По нехоженной воде.
Забывай свое забвенье,
Ты везде и ты нигде.
В скоростном потоке света
Ты летишь к своей звезде,
Пробиваешься ракетой
К беспредельной Красоте.
К Высоте – что всех дороже,
К Высоте – что всех полней.
В многомерность бездорожья
И в безвременье огней.
К перекрестку перекрестков -
Ритмы Мира, песнь Пути.
И печать. И капли воска.
Вспомнить. Выжить. Обрести.
Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 20.09.2014 Рейтинг: 15

Кто кого создал?

Представь такую картину – идешь ты по дороге, домой возвращаешься, снег растаявший лужами под ноги стекает. И вдруг ты случайно неизбежно встречаешь того, кто тебя написал. Нет, это даже не Бог, а так, ученица седьмого «Б», строчившая на переменках рассказ о тебе. О мыслях твоих, переменах в судьбе, о мирах, что  хранил ты так бережно на глубине и в темных углах своей души. Давай, представь, не спеши… И вот, ты смотришь в ее глаза и видишь в них то, что и сам о себе не знал. А она улыбается с долей сочувствия персонажу своего производства. И говорит о безмерном сходстве тебя со своим героем. И о том, что порой он писал стихи, а точней диктовал ей, и она заполняла ими тетрадь, зная, что автор – ты. И, мол, пора их тебе отдать. Протягивает исписанные листы.. И кто в итоге этих слов создатель? И вот, идете вы рядом по дороге к общему знаменателю. И  ненароком открываются тайны. Вот только не поделить бы на ноль случайно. А еще, такая штука знаменательная – тебе за двадцать, и вроде бы помнишь детство. Но интересно – как ты мог быть раньше своего творца? Улыбка сходит с ее лица, и она говорит виновато, мол, как автор, она задумала тебе психическую болезнь и полную деградацию. И сейчас полезно бы вместе разобраться… И,  по сути, эта семиклассница - твоя первая галлюцинация. А уйдешь ты с дороги, ее и не останется здесь, произойдет аннигиляция своеобразная. И вот, ты стоишь, как вкопанный, и одна мысль не дает покоя – кто же автор сего безобразия? Я или она? Кто кого первым выдумал? А мир кажется двухмерным и вычурным. И луна в луже нарисовалась. И реальность как-то порвалась, точнее, треснула по главному шву и расходится, как корабли в море. А все потому, что на свое горе встретились двое выдумавшие друг друга. И из этого круга замкнутого выйти, пожалуй, нельзя без угрозы для бытия. А к чему я об этом пишу? Пустяк. Думается мне, мир был создан именно так. Встретились бог и человек и придумали каждый другого. Сначала было слово, а потом все прочее, тут даже не так важно, ведь чтобы слово было сказано, нужны персонажи и мир к ним привязанный. Даже не так, встретились два одиноких бога, придумали себя и миры ненароком, объявив тем самым начало игры. И безусловно,  не обошлось без щепотки безумия. Возможно, сумасшествие и послужило причиной творения. Или просто блеснуло на пересечении мыслей двух одиноких божеств, решающих ранней весной на дороге, кто кого создал, а главное, кто автор стихов, которые один приписал другому, являясь его воображаемым другом.

Далее..

Жанр: Философская лирика, Мистика и эзотерика

от 19.09.2014 Рейтинг: 14

Единство Душ

Я знаю – иллюзорно расстояние,

И нет границ для любящих сердец.

Неисчерпаемо совместное сияние,

В котором каждый и творение, и творец.

В котором ты – мой дом и моя крепость.

В котором я – сестра тебе и друг,

Наш общий мир – Святой Закон и верность.

И многомерность, замыкающая круг.

Ты знаешь, мне порой бывает трудно

Нащупать твою руку в темноте,

Но это заблуждение – сиюминутно,

Ведь тот, кто любит, неподвластен пустоте.

Ведь тот, кто любит, никогда не покидает.

И даже уходя, способен оставаться…

Сквозь время, сквозь пространство свет твой долетает

И души сплетены в едином танце.

И души сплетены в единой песне,

Нотами, аккордами, цветами…

Нас кружит неизвестность в поднебесье,

Мы вместе. Нитью между нами

Проходит Связь – и серебристою спиралью

Дает понять, что мы еще живем.

И вмиг уходят одиночества печали.

Ведь твое сердце здесь – внутри – в моем.

Далее..

Жанр: Любовная лирика

от 19.09.2014 Рейтинг: 21

На пороге Храма

Всю свою жизнь мы искали родные глаза на чужой планете.
Крутится синий шар, колесо Сансары,  но сломаны спицы.
Там, далеко, за полями нас ждет гроза, в фиолетовом свете.
Просится к ней  душа  - одинокой Вселенной святая частица.
Всю свою жизнь мы пели о том, как в сердцах отзывается вечность.
Видели лица друг друга в реальности снов и в иллюзиях были.
Каждую ночь  ты утрачивал, но обретал поутру человечность.
Дом свой очерчивал кругом – то ли  из соли, то ли из звездной пыли.
Я же в ночи танцевала, чистой энергией обращаясь,
Тихо ступая ногами по  скрипуче-ворчащему полу.
Руки мои доставали прямо до неба – слегка касались.
Сердце рвалось из груди – в направлении Солнца, к родному Дому.
Всю свою жизнь мы мечтали о волшебстве и о странствиях странных,
Чувствовать космос в дыхании ветра, ветер – под нашими крыльями…
Знай, что наш час настал, и теперь мы стоим на пороге Храма.
Здесь нас научат между мирами ловко эквилибрировать.

Далее..

Жанр: Любовная лирика, Мистика и эзотерика

от 19.09.2014 Рейтинг: 8

Музыка Сфер

Бурлящий океан первопричин…
В него бросая камни ложных слов,
Об истине кричащей мы молчим,
Перебирая струны всех миров…
Вот зазвенела первая струна –
И тишину порвал высокий звук…
Надежда поднимается со дна,
Приманенная танцем твоих рук.
Ты задеваешь пятую струну –
Пространство заполняет нота «ля».
И там за горизонтом, на ветру
Цветок раскрылся -  парус корабля.
И Космос-океан укажет путь
Заблудшим одиноким кораблям,
И дом они найдут когда-нибудь –
Лишь зазвучит четвертая струна…
А стоит третью струну тебе задеть –
Сам океан с тобой заговорит,
Расскажет, что такое жизнь и смерть,
И почему огонь в душе твоей горит…
А звук второй струны откроет имя
Истинное имя сущности твоей,
Той, что не исчезнет, той, что не покинет.
Той, что не имеет отношения к Земле.
И вот, осталось прозвучать струне шестой.
Низким и глубоким будет ее голос.
Нет, не задевай ее, прошу, постой…
Может, слишком рано? Может, слишком поздно?
И над океаном вечной мерзлотой
Застывают пламенные звезды…
Музыка рождает новый мир – иной.
Этот новый мир Тобою создан.

Далее..

Жанр: Мистика и эзотерика

от 19.09.2014 Рейтинг: 12

Цветы Времени

Цветы Времени распускаются

На кромке гаснущего дня,
Неизвестные переменные.

Мы – скитальцы. Наш путь – заря.
Слишком громко шептало море,
Слишком тихо уходит мир
В безысходность последней боли..
Нас пожирает слепой эфир.
Этот Город. Темнеет небо.
Здания порваны на лоскуты.
Мир расколот – лишь прах и пепел
В вихре безжалостной пустоты.
Дай мне, пожалуйста, сшить тебя заново,
Склеить осколки грез хрусталя…
В сердце раненном мертвое жало
След некогда живого луча…
И некуда деться нам с узких улиц,
Камней, задохнувшихся под ногами.
Звезда нынче -  черный шепчущий улей,
Что чахнет и пахнет кошмарными снами…
Но я не могу шелохнуться, прошу
Позволь мне остаться здесь всё равно…
Хочешь, я стены твои распишу?
Хочешь, мы вместе уйдем на дно?
Жаль, я забыла домов голоса,
Жаль, я забыла свой собственный голос.
И обезумевшие небеса,
Рваной тьмы истонченные полосы…
Мы. Это слово будет последним.
Дай сохранить это шаткое «мы».
Я не проснусь из войны. До победного.
Пока не посмею сказать: «Смогли».
Смогли возродиться из праха и пепла,
И черные дыры из мира стереть.
Так странно, но там, где кончается вера,    
Пожалуй, всегда начинается смерть.
Так странно, но там, где кончаюсь я,
Возможно, еще не закончишься ты.
И где-то вдали догорает заря,
Гниющего Времени Цветы…
Нет, нам рано прощаться с тобой,
Не смей даже думать об этом, слышишь?
Каким бы бесчисленным не был Рой,
Я знаю, я верю,  ты все еще дышишь.
И мыслями я возвращаюсь домой,
И пусть твое сердце колотится тише,
Я всё еще вижу для нас путь иной,
Подняться со дна. И лететь. Выше.

Далее..

Жанр: Городская лирика, Мистика и эзотерика

от 19.09.2014 Рейтинг: 14