Студии звукозаписи

Трилогия Безгрешный.

Авторы: Zagonialove

Жанры: Философская проза

Опубликовано: 12.04.2015

Рейтинг: 0

трилогия Безгрешный. книга 2. глава Художник.


  Здесь я увидел то, что поразило меня, и я понял насколько мне будет трудно, что либо изменить. Никто из них не знал зачем живет. Ни один из них не делал того,  для чего был рожден. Каждый человек неповторим, и у каждого свои таланты, но если человек не реализует свой потенциал, он мог бы и не рождаться, потому что жизнь его будет никчемной. 
  Я смотрел на людей и поражался, ведь все они несли в себе свет, не видеть который невозможно, но никто из них не проявлял этот свет, отдавая себя тьме. Мне больно было смотреть на них. Живя, они страдали, но жизнь это дар, великий и единственный. Мало кто из них жил, реализую себя. Почти все, предавая свой дар, обрекая себя и других на большие страдания. И потом я понял, что они бояться показать себя, они бояться быть неповторимыми, и пытаются быть как все. Свет внутри не угасал и пытался выбраться наружу. И что бы погасить его люди прибегали к утехам и наслаждениям, разрушая свое здоровье и приближая смерть. Для многих из них смерть казалось единственным спасением от этого света. Другие же шли на поводу у себе подобных, совсем ничего не различая и не понимая. Они могли убить, украсть, или сделать зло, совсем не задумываясь, что будет дальше, что был отнят дар великий - жизнь. 
 Я пытался попросить ночлег, но, едва поняв, что у меня нет денег, меня прогоняли.  Приют я нашел поздно ночью. Ветхий дом, дверь которого открыл худой человек.   
- Можно попросить у вас приют, на одну ночь?
- Мне нечего предложить вам, я беден.
- Я не ищу богатств, только крыша над головой и более ничего 
Человек с впалыми щеками пропустил меня в дом. Маленькая лучина едва освещала его. 
Стол и скамья, на которой спал хозяин бедного дома, были единственными в комнате. 
- Мне даже не где уложить вас. Я очень беден.
- Но почему вы так бедны?   
- Судьба моя такова.
- Вы сами хозяин своей судьбы,
- Я не могу делать то чего хочу. А когда делаю, то, что мне не по нутру у меня ничего не получается.   
- А что вы хотите делать? 
  -Я делаю вот это.  Он показал мне желтый лист бумаги.  Я взял рисунок и долго разглядывал его в свете лучины. На нем с удивительной добротой была нарисована девушка.Она печально улыбалась, как будто сожалея о чем то.  Потом поймал себя на мысли о том, что мне хочется смотреть на рисунок, он пленил своей красотой, в нем не было ничего лишнего, только добро и красота.
- Я нарисовал ее такой, какой запомнил.   
- Но она не умерла. 
- Для меня умерла. Тихо ответил художник. Он достал бутылку крепкого вина.
- Я хранил ее очень долго. Пришло и ее время. Сказал он, открывая вино.  
Я лишь немного пригубил терпкое вино. Художник, который осушал вино, довольно быстро, хмелел все сильней. И с каждым разом его душа открывалась все больше. Если раньше я видел в нем бедняка и страдальца, то теперь передо мной сидел творец. 
Он показал мне еще несколько своих рисунков. 
- Это мой самый первый.
Я смотрел на раскидистое дерево, мощная крона и ствол, корни глубоко уходили в землю, рядом с ним стоял человек, с начала я подумал, что это карлик.   
- Его рубили пять дней, когда его срубили солнце, исчезло, положенный день и ночь была тьма, и только потом появилось солнце, но я уже не видел света в сердцах. 
Он протянул мне другой лист. 
Множество людей с лицами, словно маски поклонялись богатому баю, с жирным слащавым лицом обжоры, который смотрел на голодных и восхвалял свою впасть и себя. 
- Это князь, он пришел в наши края внезапно, он богат и у него  много людей и оружия. После его прихода я не увидел ни одного человека, только маски.

На следующем листе была нарисована смерть, она протягивала свои цепкие руки к тем, кто не носил масок.   
- Он убивал тех, кто не был ему повинен? 
- Да. Тихо ответил художник. - Некоторые сами не хотели жить. 
Я понял, что среди них были его друзья и близкие. 
Следующий лист показывал худого и изнеможденного человека, лицо без маски обезображенное горем и бедой. Ужас и боль были в каждом штрихе рисунка. Человек полулежал на земле не в силах сопротивляться, он был готов к смерти, если бы не взгляд полный решимости и затаившейся любви, еще живущей в нем.
- Это я после смерти тех, кто был рядом. Я пять лет не рисовал, а потом получился такой рисунок. Художник протянул мне лист. 
- На том же человеке была маска в глазах  скорбь и печаль и удивление от того, кем он стал.
- Тогда я потерял веру в людей и проклял тот мир, в котором живу, для меня не было света только лишь тень. И когда я рисовал тени, я не бедствовал, рисунки покупали. Я захотел рисовать свет, мне надоели тени, мне надоел сумрак не любви и ненависти ближнего я не мог жить в сумраке и рисовать его, тогда я сбросил маску.  Но рисунки мои не покупали, они не находили ответа в сердцах людей. Потом мой дом сожгли, а мне пришлось поселиться в этой хижине, где нет света даже для художника. Я стал попрошайкой, потому что не мог найти в себе силы рисовать ужас мира, в котором живу. Не мог найти в себе силы, что бы убить себя. Я был близок к той, что прибирает к себе тех, кто без масок. Художник немного помолчал. - Не очень давно я увидел ее. Она шла по улице, по которой и я ходил. Она дышала воздухом, которым и я дышал, она шла по земле, по которой и я шел. Увидев, ее я не мог поверить глазам своим, но была это не смерть, а жизнь и  моя любовь. 
- Художник протянул мне первый рисунок, который я уже видел, я еще раз посмотрел на него и поразился той разнице, что теперь увидел в этом рисунке. 
- Добро и любовь против смерти и горя. Один рисунок о любви поражал все рисунки о страданиях. 
- Почему она не с тобой?     
- Она выбрала другого. 
- Как ты это пережил?
- Одно спасение я рисовал ее. У меня не было денег, на бумагу и краски. Я не ел иногда целыми днями, но я рисовал ее углем на стене,  на песке, а потом она умерла в моем сердце. А я, живу, и не знаю для чего и кого. Но эту смерть, похоже, я и сам не смогу пережить. Такая пустота внутри…Он не договорил надолго задумавшись.
- Рисуй свет. Посоветовал я.
- Он тут никому не нужен.
- Просто его никто не видит. 
- Но у меня нет ничего.  С этими словами он откинулся назад, разводя руками. Я посмотрел в его глаза, скорбь, печаль и отчаяние, но где-то там затаилась любовь.   
- У тебя будет бумага и краски, сколько захочешь. 
- Я не буду рисовать. 
- Ты не сможешь не рисовать. Однажды найдя себя невозможно уже более потерять себя. 
- Я потерял все, свою любовь, близких друзей, деньги. 
- Ты не потерял себя ты смог снять маску это главное. То, что внутри тебя не подвластно  потерям и смерти.    
- Но зачем я живу?
- Что бы рисовать свет, и только тот сможет его нарисовать, кто познает, что такое тьма. 
- На глазах художника навернулись  невольные слезы. 
- Не терзай мою душу, ты странник, и назавтра ты уйдешь, а я останусь. 
Останусь, что бы жить, а я этого так не хочу. Все это время я хотел убить себя, но так и не смог, я очень слаб, а когда встречу свою смерть буду повинен. 
- Ты будешь, счастлив, оттого, что живешь, я не уйду, пока не помогу тебе. 
Я уснул прямо на полу, на лавке спал пьяный художник, уже в который раз он топил свою не жизнь в крепком вине, не видя насколько близок выход. 
Рано утром я пошел искать работу. Художник еще спал, а я не стал будить его.
Люди еще спали, и пустынные улицы города были спокойны. Я побродил немного по городу, что бы осмотреться. Со временем людей становилось больше, в основном торговцы, они шли на рыночную площадь, что бы занять свои места и успеть побольше продать. Вслед за ними просыпались ремесленники и слуги. Я не знал где найти работу. Рядом с рынком была бойня, мясник разделывал мясо, я поспешил отвернуться от вида крови и убийства животных. В другом доме пекли хлеб, но здесь я ничем не мог помочь, не знал как. Походив еще немного я увидел плотника, его работа меня заинтересовала. 
- Можно у вас поработать ? Попросил я.
Плотник измерил меня взглядом.
- Что ты умеешь делать, ты подмастерье, нет слишком стар для него, но и не мастер, значит у тебя нет ни рук ни головы, ты мне не нужен, уходи. 
Слова плотника задели меня, я хотел ответить ему, но не стал, это было бесполезно. Я не знал что и как надо делать и только лишь мешал бы ему.
В следующий раз я был более осторожен, и с начала смотрел что делают, а потом спрашивал. Кожевник долго думал нужен я ему или нет.
- Если хочешь, я могу обучить тебя, но это долго, да и не совсем ты молод, тебе надо идти стражником.
- Стражником? А куда?
- К нашему князю. На службу, там хорошо кормят и почти ничего не надо делать.
- А как туда устроиться?
- Нужно поступить в его армию. 
- Нет, это не для меня. 
Я ушел от кожевника еще больше разочарованный. Мне очень не хотелось возвращаться к художнику с пустыми руками, я ведь обещал ему помочь, но но оказалось это не так то просто.  После полудня, я прошел почти весь город, и его жители уже знали меня. Некоторые спрашивали нашел ли я свое место или еще нет. Я лишь уныло покачивал головой. Я вышел из города и вдалеке я увидел мельницу, в ней я еще не был. Мельник был молодым парнем. Мельница досталась ему по наследству, но он уже знал,  что и как делать. Его учили с малолетства.  
- Скоро мне привезут много зерна, его нужно смолоть. А для этого его нужно поднять на верх, на мельницу. Если справишься, то хорошо отплачу.
Я очень обрадовался, у меня да же не спросили, что я умею, а что нет. Пока работы не было я осматривал мельницу. Она была большой, и по деревянной, ветхой лестнице мне надо было перетаскать зерно на верх. Когда приехало несколько повозок с зерном я сразу принялся за работу. С начала мешки показались мне не очень тяжелыми, потом, по мере моей усталости, они становились все тяжелее и тяжелее. Деревянные ступеньки скрипели под моими ногами. Поздно вечером меня накормили.
- Ты молодец. Выносливый, работал за двоих, вот тебе и вознаграждение. Мельник дал мне деньги, несколько монет, я не знал много это или нет.
- Спасибо, я приду завтра.
- Конечно приходи, здесь еще много работы для тебя. 
Обратно я шел уже в темноте. Но все таки смог купить хлеба у булочника и молока.
- Я вижу ты все таки нашел себе работу. Сказал булочник, принимая монеты. 
- Да, на мельнице.
- Ну конечно, и что же я старый болван не догадался тебе раньше об этом подсказать.
- Я завтра туда еще пойду.  Я не успел перенести всю муку. 
- Видно ты хороший человек. Тихо сказал мельник. –Знаешь что, бери хлеб так, без денег. 
Я удивился, и поблагодарил булочника. Несмотря на мою усталость на душе стало хорошо. 
Обратно вернулся довольно поздно. Уставший и довольный, от проделанной работы.  Художник сидел в комнате, закрыв лицо руками. Он посмотрел на меня с удивлением и непониманием. В глазах, все то же отчаяние. Я положил на стол каравай хлеба кувшин молока и десять монет.
- Вот тебе еда и деньги. 
- Я не достоин твоей помощи, уходи. Я прогоняю тебя.
- Я  уйду, но с начала разделю наш хлеб. 
Я отломил ломоть хлеба и протянул его художнику, налил молока ему и себе. 
Он долго смотрел то на меня, то не хлеб и деньги.
- Откуда ты, никто из этих мест не мог так поступить.
- Я пришел издалека.   
- Есть ли там счастье?
- Оно  там в каждом.
- А любовь? В его голосе послышалось недоверие и вызов.
- Она там правит всем.
- Забери меня туда.
- Никто не сможет привести тебя туда, только ты сам сможешь прийти. Это долгий путь, и трудный, не все доходили. 
- Если ты не хочешь взять меня никчемного с собой, покажи хотя бы, куда мне идти? 
- Завтра вечером я покажу тебе верное направление, а идти по нему или нет, это твое личное дело. 
Художник ничего не ответил, взял хлеб и начал есть.   
- Денег я не возьму. Сказал он перед сном. 
Очень рано утром я опять был на мельнице, и теперь разгрузил остальные повозки с мукой. В полдень работы не было. 
- Шамо! Иди сюда! 
Когда я услышал свое имя меня передернуло. Никто еще не назвал меня по имени, несмотря на то что я не скрывал его. 
- садись с нами поешь. Сказал молодой мельник. Я сел за стол, за ним сидели младшие братья и сестры мельника. Они остались без родителей, но сами хорошо справлялись с хозяйством. Других работников на мельнице не было, и я понял как сильно облегчил их нелегкие жизни своим трудом. 
- Оставайся с нами.
- Нет, не могу сказал я. Я странник и это моя судьба. 
Вскоре опять приехали повозки. Работы было больше, но устал я намного меньше. 
- Я больше не смогу прийти  к вам. Сказал я вечером. –мне надо идти, я покидаю город.
Мельник щедро расплатился со мной.
- Все равно приходи, я буду ждать. 
- Прощайте. Ответил я. 
По дороге домой я купил бумагу, она оказалась очень дорогой и краску. Художник, встречал меня, немного смутившись, он был рад увидеть меня и в то же время не хотел.   
- Вот твой путь туда, где счастье6 и любовь, остальное ты знаешь сам.  Сказал я, кладя на стол бумагу и краски. – Все остальное у тебя есть. 
Он долго смотрел на бумагу, не веря глазам своим, а потом упал на колени и горько заплакал, я не смог утешить его. Успокоившись, он долго молчал. 
- Твой дар я не смогу принять. 
- Мой дар тебе это всего лишь два дня моей жизни, и я прожил их не зря. 
Вся моя жизнь это служение вам, людям. 
- Тогда как отблагодарить тебя? 
- Иди своим путем, не надевай масок, и не пей много вина.  Когда увидишь свет и добро, не отворачивайся, когда увидишь зло и насилие не отворачивайся.   
- А любовь? 
- Я не знаю, выберет ли тебя женщина или останешься один, но знаю точно свет в твоих рисунках никогда не померкнет, даже когда их поглотит тьма, они рассеют ее.   
- Но этот свет никому не нужен.
- Он никому не нужен, потому что его никто не видит, а потом все придут к нему. 
- Как  ты даровал мне надежду, так и другие увидят этот свет?
- Да. Как ты не принимал мой дар, так и другие не будут принимать твой, но ты не останавливайся. Помни, если пройдешь свой трудный путь, не пожалеешь об этом. 
- Буду помнить и не забуду. Но ты сам куда пойдешь, один?
- Туда где ждут помощи, иду к тем, кто не ведает себя. 
Ночью мы очень долго говорили с художником, на утро я ушел, в полном спокойствии за его судьбу и деяния. Возможно, через много лет его творения помогут, кому ни будь увидеть свет во тьме. 
Город провожал меня равнодушным спокойствием, мне казалось, что в нем уже нет жизни, только пустое движение, которое ни к чему не приведет. Только когда я вышел из него и забрался на холм, оглянулся и осмотрел неровные крыши домов. Один художник не сможет изменить жизнь других людей. Но если кто ни будь, в его рисунках увидит что-то незабываемое, что-то доброе и полное любви, жизнь его не будет напрасной. И мне припомнились люди, с которыми мне довелось встретиться. Такие разные и не похожие. Почему они завидуют друг другу, почему бояться быть собой, зачем враждуют и ненавидят, но ответа у меня не было.
Я шел по неширокой дороге, по ней иногда возили повозки, местами она поросла травой. Луга сменились лесом, дорога все так же виляла. Не очень густой сосновый лес иногда оживал от ветра. Я очень мало видел животных они боялись человека.  
Впереди я услышал шум, из-за поворота, мне навстречу двигался обоз. 
Впереди шли вооруженные воины. За ними лошади с поклажей. В середине обоза несколько человек несли роскошные носилки. Позади несколько десятков воинов, я чувствовал их настороженность остановкой. Они явно боялись нападения. 
- Отойди с дороги, неужели ты не видишь, что шествует владыка земель, по которым ты идешь.  Закричал глашатый. Я отошел в сторону, пропуская обоз. В носилках сидел бай, которого я видел на рисунке. Когда наши взгляды встретились, в глазах бая я увидел испуг и страх. Он что-то прошептал одному из своих слуг. Когда обоз проехал, ко мне подбежало несколько вооруженных воинов. 
- Велением нашего господина ты должен следовать с нами. 
Сказал один из них уверенным голосом. Я осмотрел их, молодые и сильные люди нанялись солдатами, не зная как прокормиться у власти бая.   
- Я не пойду с вами. 
- Тогда нам приказано убить тебя. 
Повиновение или смерть. Сказал я тихо. –Я пойду за вами. 
Меня окружили и взяли на пики, так под конвоем я шел за обозом бая. 
На опушке обоз остановился, что бы  отдохнуть и привести себя в порядок, перед въездом в город. 
Меня подвели к баю, он не слез с  носилок, восседая на троне. Красное и толстое лицо, с маленькими глазами лоснилось от жира. 
Я подивился  схожести рисунка и оригинала. Даже люди что нас окружали, казалось, носили одну и ту же маску. 
Бай долго разглядывал меня, ничего не говоря. А во мне закипала ненависть к нему, о которой  я даже не подозревал. 
Смотря в его глаза, я видел жизни и души тех людей, судьбы, которых он покалечил, я видел, как он отнимал у матери ребенка, у земледельца землю, у нищего хлеб. Как он отнимал жизни и убивал просто так. Как он сам, лично, шел к власти предавая, и убивая. И глядя  на все это, уже во мне не осталось ничего человеческого. 
- Бай не выдержал моего взгляда и отвел глаза.  Я смотрел на него, пытаясь найти в нем хоть немного прощения и сожаления. Но в его теле не нашлось ни того, ни другого, только где-то далеко был голос, который твердил одно - Это мое! Мое! Мое! Мое все мое! 
И,  похоже ничто не могло остановить этот голос.      
-Убейте его. Сказал бай, солдатам, что окружали меня. 
  Но ни один из них не шелохнулся, я подавил их волю, приказав стоять на месте.
-Кто хочет убить, тот будет убит, но перед смертью своей знай, что за деяния свои поплатишься сам, за жизни других поплатишься сам, и ничто не сможет спасти тебя. Услышал я свой голос. 
Глаза бая вдруг стали большими, он хотел что-то сказать, но не успел, он умер от боли и страданий, тех людей кому он их причинил, не выдержав и десятой части их. 
В обозе  начался переполох, заметив смерть бая люди, вдруг стали ссориться из-за его вещей и богатств, я увидел алебарду, нацеленную на друга. 
       -Остановитесь! Сказал я. Мой голос слышали все. –Вы люди и недостойно вам сеять смерть и убивать друг друга, нет больше над вами власти, кроме как вашей свободы. Не надо вам из-за вещей и внешнего ссориться и браниться, идите по домам и всем расскажите, нет больше причин для ненависти и страхов, нет больше страданий ваших и боли. Живите, как подобает людям, и не предавайте себя злу. А если и предали, то сами ее искупите. Творите добро, и ничто не сможет поработить  вас. Прощайте и помните.
Я пошел своей дорогой. В обозе люди опустили мечи и плахи и за многие годы посмотрели друг на друга, сняв маски,  без ненависти и зависти. Сложили свое оружие и сожгли вместе с богатствами и баем. 
Смерть великого и сильного князя была радостной для людей  Я же оплакивал тех, кто пошел за ним, предавал  свою жизнь его власти, пусть сейчас они и освободились от нее, но почему не нашли в себе сил сопротивляться? Ведь одно сопротивление его власти, с самого начала,  сломило бы его слабую волю, а сам по себе бай был слабым и никчемным. 
А никчемность бая, без его власти, была понятна всем, поэтому люди и надевали маски, что бы выжить. Теперь испытав на своем опыте его власть и волю,   они вряд ли смогут совершить зло, и все вместе будут жить мирно и счастливо. 
Поздней ночью, когда я укладывался спать на раскидистом дереве, мне вспомнились слова художника. – Куда же ты пойдешь, один.   Да я был один, и чем больше пребывал в этом мире, тем больше находил разницу между собой и теми, кто живет в нем. Не было никого, кто был подобен мне, но не было никого, с кем я мог найти понимание. Все они жили по другому, у людей были свои заботы и радости я прекрасно понимал их, но в то же время я надеялся найти в них, что-то подобное себе.  Живя среди них и помогая им, хотел найти  что-то общее между нами, но находил все меньше и меньше. 
И сейчас лежа на ветви дерева, которое меня приютило, я осознавал, что нет для меня места в этом мире, кроме как служения людям. И не мог я найти большего счастья среди них, кроме того, как служить им и вести их к свету, не принуждая при этом ни к чему. И в то же время я видел, как они счастливы, не все, но единицы. И у каждого счастье, свое и неповторимое. Но такое общее и земное, которое не дано ни одному из богов или ангелов. 
Звезды, которые просматривались сквозь листву, говорили мне. Не надейся, но верь, не зная, понимай. А меч, на который я опирался лежа на дереве, напоминал мне о другом. - Свое проклятье, судьбу бери с собой. Уснул я нескоро, долгожданное забытье так и не приходило. 
 

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо войти или зарегистрироваться

Администрация
Уважаемый автор, уберите ссылку на продажу книги - сейчас это произведение выглядит как рекламный материал. Если Вы в течение суток не исправите, мы вынуждены будем удалить данную запись.
2015-04-12 09:09:13Ответить
Zagonialove
Все исправлено.
2015-04-12 10:17:51Ответить